МАРИНА

История написана на заказ. В основе реальный случай эпичного залета одной «порядочной» жены, приправленный щепоткой моей фантазии, согласно пожеланиям клиента. Внизу рассказа есть его аудио версия. Правда, дагестанцы получились слегка с немецким акцентом, из разряда: «бабка куры, млеко, яйки, давай, давай». Уж, не обессудьте, старалась, как могла, да и микрофон у меня не айс, плюс дислексия, недосыпание, опять же. Так сказать, целый комплекс проблем, влияющий на дикцию.

Приятного чтения, прослушивания, хорошего дня и настроения. Лето, братия и сестры, как-никак. Дождались! Заметьте, только потеплело, задницы немного оттаяли, сразу мысли бесовские в голову …  Или только у меня?

                                                                                                                        .....

                                                                                                                         «Не бывает такой любушки, что б навек

                                                                                                                         А отдайся бабе в руки, перекорежит душу в жестокости своей»

                                                                                                                                                                                     Солженицын «Красное колесо».

                                                                                                                             .....

О том, что в субботу Марина поедет с ночевкой к подруге, вы обсудили давно. Той требовалась помощь в маленькой косметической перестановке в квартире, к долгожданной встрече мужа из рейса. Дружба жены с Ингой тебя никогда не радовала. Слишком уж раскрепощенная, жгучая брюнетка, с нескромным, недвусмысленным взглядом вряд ли могла оказывать благотворное влияние на семейный очаг. Она вышла замуж за человека гораздо старше ее, бросившего ради развратной любовницы семью и, пользовалась в кругу знакомых откровенно дурной репутацией. О ее сексуальных приключениях ходили целые легенды, приписывающие Инге чуть ли не сотни молодых любовников, участие в оргиях и прочих непотребствах. К тому же, была она бесконечно падка на деньги и побрякушки.

Когда, несколько лет назад, между ней и женой вспыхнула, вдруг, самая настоящая дружба, в сердце кольнуло. Впрочем, думать о плохом не хотелось, да и повода супруга не подавала. Были совместные посиделки, оставания на ночь. Пару раз женщины ездили сами на отдых. На предложения составить компанию, Марина отвечала аргументированным отказом:

- Зайка, Инга едет без пары, а я с тобой потащусь? Как-то некрасиво получается. Отпускать одну тоже не хочется. Ты же знаешь, какая она бедовая. Уходя в рейс, Олег слезно просил за ней присматривать. За меня можешь не переживать. Тему всяких глупостей мы обсудили давно, раз и навсегда. Искать приключений на стороне мне не нужно.

После чего всегда следовал роскошный семейный секс, во время, которого, Марина не уставала нашептывать на ушко, что ты чудесный любовник, и как она счастлива. 

                                                                                                             …..

Сборы начались с утра. Марина выглядела взъерошенной. Теряла то одно, то другое, создав в доме настоящий переполох. Однако, о главном не забыла. О приятном главном. Холодильник ломился от закусок, а в морозилке обнаружилась запотевшая бутылочка. Показав ее, Марина уселась к тебе на коленки:

- Что б мой зайка не скучал. Гостинчик из дьюти фри сберегла с прошлой поездки.

Ты засмеялся, прижимая тело жены:

- Ой, подозрительно, мать, это все! Ох, как подозрительно! Неспроста подарочками задабриваешь.

- Если зайка против, могу забрать ее с собой. – подыгрывая, проворковала супруга, - К нам, с Ингой, в гости, придет сегодня много мужчин. Она нам не помешает.

То ли сама шутка, то ли близость такого любимого, знакомого, тем не менее, все еще желанного тела, вызвали оживление в брюках. Только собрался несколько отсрочить отъезд благоверной,  как она быстро поднялась с колен, категорически заявив:

- О, нет, нет! Зайка, это надолго. А я спешу. Давай, отложим? Ну, неудобно, Инга обидится. Договаривались же на час дня. Там работы невпроворот.

Скрепя сердцем, пришлось согласиться.

                                                                                                            …..

Надоедливый зуммер смартфона прервал короткий, послеобеденный сон. Была у аппарата жены такая, предельно раздражающая, опция. Пиликать, пока не прочитаешь. Неужели она вернулась?

В квартире тишина.

- Маринка, это ты?

Да, нет. Похоже один. Вот, глупая, трубу забыла, сейчас разыскивает. Наверное, думает, что потеряла или вытащили. Смартфон продолжал выносить мозг, но не находился. Пока не был обнаружен запавшим за подушки дивана. Сообщение состояло из фотографии:

И, дико, безграмотно написанного текста (прям как у меня):

- Где ты есть? Смотры, какой! Устал ждать!

Ты оторопело рассматривал сие творчество. Что за нелепица? А может номером ошиблись? Только собрался перенабрать абонента, но на том конце провода отреагировали быстрее:

- Марыш, када вы будете?

В руках похолодело. Марина? Значит, писали именно ей? Не ошиблись? Мелкая дрожь и холодок пробежал по телу. Первая мысль – срочно набрать жену, выяснить. Где же телефон? Ноги подкашивались, мысли путались. Какой телефон, зачем? Она же не сможет ответить! Видео вызов Viber привел в чувство. Контакт «офис А» настойчиво желал пообщаться. Нажал зеленую трубочку не раздумывая, однако камеру не включил. Очевидное уже начало проявляться в голове. В это еще не хотелось верить. Сознание отказывалось принимать факты, но…  На экране смартфона замаячила неясная картинка, смуглое, поджарое тело, обнаженное до пояса, какая-то комната, с раскиданными повсюду вещами и, наконец, появилось молодое лицо кавказкой национальности, с характерным, нагловато-дерзким прищуром.

- О, наконэц! Гдэ ты дэлся? Сколько уже можно ждать.

Закусил губу, медленно опускаясь на диван. Надо что-то отвечать, но что и кому, собственно говоря. Мужик звонит твоей жене, а ты не можешь найтись! Боже, какой позор, крах всему, семье, отношениям!

- Чего молчишь, алло, алло? – настойчиво вопрошала трубка.

Дрожащими руками уже собрался оборвать связь, как у незнакомца в квартире раздался дверной звонок. Он поспешно скользнул пальцем по экрану, промахнулся. Смартфон был брошен,  продолжая оставаться включенным. Ты превратился в слух. Сердце стучало, казалось, на всю комнату. Только бы не прервалась трансляция! Сейчас, сейчас все выяснится!

Женские голоса, шаловливый смех, речь нескольких мужчин, стук дверей, шорох, опять смех. Инга? Вроде ее голос. Так и есть! Трубка была оставлена удачно. Пусть стул и загораживал обзор и, все же, камера выхватывала больший кусок помещения, судя по всему, чью-то холостяцкую берлогу.

Инга вплыла в комнату, вися на шее здоровенного орангутанга, с заросшим лицом. Таких головорезов часто показывают в репортажах про чеченских боевиков. Громила бесцеремонно лапал упругую грудь молодой женщины, так, что вверх блузы расстегнулся, обнажив эту интимную зону. Инга, не обращая на сей факт внимания, продолжала заливаться от удовольствия, на кого-то оглядываясь. Ты сглотнул слюну. Вот, сейчас!

В комнату вошла Марина, в сопровождении звонившего и, еще одного. Сколько же их там? Мужская рука лежала на бедрах жены, впрочем, ее это нисколько не смущало. Она как бы, тоже, не замечала. Шедший рядом, тем временем, продолжал возмущаться:

- Звонэл тебе, писал, зачем трубку не брал?

Марина собралась что-то ответить,  но ее опередила подруга:

- Мальчики, мы наводили красоту. Телефоны в сумочках, не услышали. Будем продолжать это обсуждать или займемся чем-то полезным?

Компания удалилась, видимо, на кухню, ибо шум голосов стал перекрывать звон посуды. Ты, до боли в глазах, впился в экран. Будто хотел проникнуть взглядом за стенку. Увидеть, что там творится.

Застолье было недолгим. Голоса стали затихать. Внезапно, слух уловил женский стон. Показалось? Наверное, показалось. Нет! Вот, опять. Еще, теперь уже громче и отчетливей. Это не Марина. Тогда где же она? Свет в комнате погас. Наступил полумрак. Вошли двое. Марина и тот, который ей звонил. Жена обернулась, положила руку на плечи мужчине, приблизила лицо, что-то прошептала. Они поцеловались. Парень сделал это нехотя, даже легонько оттолкнул Марину. Властно приказал. Она покорно кивнула. Принялась расстегивать ремень на его джинсах. Еще приказ. Слов не слышно, только интонацию. Ты не можешь поверить. Такой ее давно не помнил. И перед кем! Каким-то чуркой! Да, что он себе позволяет. Окрик уже готов был сорваться, остановить дикую сцену. И, замер в горле. Наоборот, ты затих. Боишься пошевелиться, дабы ничем не выдать своего присутствия.

Член вырвался на свободу, будто чертик из коробочки, прямо перед лицом жены. Кавказец откинул в сторону  ногой джинсы. Подошел к столу, закрывая телом обзор. Сейчас возьмет трубку! Все раскроется! Ты замер. В висках стучало. Нет, парень вольготно расположился в кресле, перед столом. Поманил пальцем. Марина встала, расстегнула блузку. Ее полноватая грудь, светлым пятном выделялась в сумраке. Подошла к столу, опустилась перед креслом на колени. Склонила голову над членом. Камера лежит слишком высоко. Видно только ее двигающийся вверх-вниз затылок. Чмокающий звук, отсасываемого члена. Видно, она очень старается. Что не часто случалось на семейном ложе. Иногда, на мгновение, жена останавливается, по-собачьи, рабски смотрит в глаза любовнику, будто ожидая одобрения. Тот доволен, раскинувшись он, с некоторой ехидцей, смотрит на Марину:

- Давай, белый шлюшка. Не останавливайся, соси. Ты хорошо сосешь.

Марина, вновь, склоняется над блестящей, от слюны, головкой. Парень положил руку на ее затылок. Надавливает, заставляет принимать весь. Марина закашлялась:

- Извини!

- Ничего. Ты, наверное, не привыкла к большим членам?

Ему нравится издеваться. Он взял ее пышные полушария в свои руки, сплюнул в ложбинку, заложил член, сжал, начав с удовольствием елозить стволом между ними. Когда головка оказывалась в самой верхней точке, Марина, словно изголодавшаяся сучка, успевала несколько мгновений пососать ее. Парню понравилась новая забава. Коршуном, глядя в лицо жертвы,  он принялся еще быстрее работать бедрами, его дыхание участилось, стало прерывистым.

- Давай, давай, помогай! – повторял он одно и тоже, изредка шлепая жену ладошкой по щеке, - Еще, уже скоро!

Марина старалась,  как могла, поддерживая грудь снизу и все шире распахивая губы.

Кровь отхлынула от твоего лица. Смартфон прыгал в непослушных пальцах. Не то происходило, что должно. Вместо справедливого гнева, испытывал непонятный стыд, словно мальчишка пойманный на подглядывании за взрослыми. А ведь сейчас, по ту сторону экрана, на коленях, перед залетным гастербайтером, стояла твоя собственная жена. Та, которая клялась любить и хранить верность до конца дней. Как же много изменилось всего за несколько часов. Целый мир рухнул в тартарары.

Раздались хриплые стоны. Тело мужчины задергалось. Грубо схватив Марину за волосы, он выдернул член, в тот же миг, из раздувшейся, побуревшей от напряжения головки брызнул мощный фонтан спермы. Надо отдать горцу должное, производитель из него вышел бы отменный. В течении двадцати секунд его пульсирующий член выдавал все новые порции, которые разбрызгиваясь в разные стороны, заливали жене лицо и волосы.

Марина захотела протереть глаза, однако любовник грубо убрал ее руки с лица, по-хозяйски велел:

- Открой рот.

После, еще не долго, потрахал ее туда, вынимая ствол, постукивая, начавшей увядать головкой, по кончику носа и щекам Марины.

- Люблю белых баб. – констатировал кавказец, собирая пальцем, не успевшие высохнуть, крупные капли спермы и заставляя его сосать, - Наши не такой блядь. Их отец, мать по-другому воспитал.

В ответ, жена улыбнулась виновато, как бы, извиняясь за дурное воспитание. Было видно, она всецело подчинена воли этого грубого животного. Почему-то, сейчас, именно эта мысль будоражила мозг, сглаживая первый шок.

Зная, что в квартире один, ты все равно, воровато оглянувшись, запустил руку под полы домашнего халата. Член давно ныл от желания. Не испытывая, доселе, подобного возбуждения, осторожно погладил его. Напряженная плоть мгновенно отозвалась на ласку. Одно-два движения и кончишь. Однако, мозг, получивший невероятную порцию адреналина, требовал уже большего.

По ту сторону экрана жена прижалась телом к мужчине, хотела поцеловать, но была остановлена. Он даже не пытался скрывать брезгливости:

- Не хочу целовать свой член. Сосать - твоя работа. Давай, иди мой друг, я буду трахать Инга.

Лицо Марины выразило недоумение:

- Ну, я думала…

- Не надо думать, женщина. – кавказец улыбнулся, потрепав жену за щеку, - Ты сегодня с подруг у нас. Мы все будем отдыхать, немного выпивать. Все будет хорошо.

Он вышел в соседнюю комнату. Звонкие, повизгивающие стоны, доносящиеся оттуда, сменились голосами мужчин и смехом.

Марина, растрёпанная, неприкрытая, села на кровать, закрыв лицо руками. Среди урагана противоречивых эмоций, ты, тем не менее, проникся неким подобием жалости, к этой униженной, оскорбленной шлюхе. Смотрел на ее тело и, будто видел его впервые.

Легким шагом в комнату впорхнула обнаженная Инга, с бутылкой мартини в руке. Высокая, длинноногая, с блуждающей похотливой улыбкой. На таких на улице оборачиваются. Конечно, Олег, перешагнувший рубеж мужской зрелости, не мог не пасть под чарами этой блудницы. Вспомнив приятеля, ты горько усмехнулся. Лежит там в своей каюте, грезит, как его любимая все глаза выплакала, дожидаясь. Эх, дружище, видел бы ты сейчас то, что вижу я.

Инга склонилась на женой,  взяла ее за подбородок. Посмотрела в глаза:

- Ты чего подруга пригорюнилась, тебя Ваха, что ли обидел?

Марина неопределенно пожала плечами, взяла предложенную бутылку:

- Даром я согласилась приехать. Что он со мной, как с потаскухой? – сказав это, она сделала несколько глубоких глотков.

- Ты из-за этого расстроилась? – расхохоталась Инга, - Да, брось! Они все такие. Не обращай внимания, в целом парни нормальные и не жадные на подарки. Подруга, прекращай строить из себя целку. Два члена, всяк лучше одного.

- Ты сразу с двумя?

- Нет, один трахает, второй очереди ждет. Выбрасывай глупости из головы, ребята уже заскучали. – Инга, повернулась в сторону распахнутой двери, делая кому-то знак обождать, - Не подставляй меня. Я им тут про тебя понарассказывала, скучает, мол,  дамочка, муж не удовлетворяет, а ты заднюю включаешь. Мне такие подруги не нужны. Давай, в общем, хватит скорбеть над утраченной честью. Сейчас моих попробуешь. Тот, который пониже, Малик, быстро кончает. Правда, обезьяна, все в зад норовит. А второй, Шамиль, хорош. Я с ним уже второй год встречаюсь. У него свои магазины. Смотри Мариша,  от сердца отрываю. Кстати, своему позвонить не хочешь, мало ли?

Марина отмахнулась:

- Да он выпил, спит, наверное. Если проснется, то в такое позднее время беспокоить не станет.

- Вот он у тебя теленок. Мой, когда дома, каждые полчаса названивает.

Теленок? Ах, ты ж сука дырявая, встречу задушу – твердо решил ты, сжимая кулаки. Но даже эти обидные слова не могли сейчас испортить предвкушения дальнейшего развития событий.

Болтовню женщин прервал тот самый, обозванный обезьяной:

- Э-э-э, девки, хватить болтать. Давай, иди отсюда! – Малик сочно хлопнул Ингу по заду, выпроваживая развлекать приятелей.

- Какой женщина! Какой груд!

Подойдя к Марине, он подал ей руку, приобнял за талию, разворачивая спиной к себе. Надавил ей между лопаток. Марина безропотно опустилась головой на ложе, для упора, по шире, расставив ноги. Малик с удовольствием погладил ее пышные бедра, после запустил одну руку, принялся мять грудь жены, а второй, быстро привел член в боевое состояние. Потерся им между ее ног, задерживаясь у входа в лоно, но не проникая. Марина уже и забыла недавнюю обиду. Было видно, грубая ласка доставляет ей неимоверное удовольствие. Она играла задом, ловя, блестящими от возбуждения губами, ускользающую плоть.

Ты вспомнил, сколько нежности и внимания дарил жене в постели. Так вот чего этой твари не хватало! Чтоб ею пользовались, словно трассовой проституткой!

Наигравшись, Малик, притопил член в лоне, охнул и вогнал его весь. Марина вскрикнула, комкая пальцами простынь:

- Хорошо, милый, давай, не останавливайся.

Мужчина оставался безучастным к просьбам любовницы. Он вынимал покрытый сочной слизью член полностью, ерзал им между ягодиц,  после, ненадолго, погружался вновь.

- Милый, не надо в попу, трахай лучше так!

Кто бы ее там слушал. Уже скоро, с руками, заведенными за спину, она хрипло стонала, под напором, разрывающего сфинктер, члена. Малик взгромоздился над ней, яростно содомируя. Его яйца размашисто бились о белоснежные бедра жены. Лицо перекосилось гримасой звериной похоти. На лбу выступили капельки пота.

Устав, сопротивляется Марина, только в момент полного проникновения, инстинктивно старалась уйти бедрами вперед. Что еще больше распаляло насильника. Впрочем, уже скоро, и она вошла во вкус.

- Что тут, как ишачка орешь? – здоровенный боров, вошел в комнату, посмотрел на трахающихся, почесал, заросшие густой, темной порослью яйца, хлопнул приятеля по плечу, - Ай, маладэць, Малик, как баба под тобой стонет. Хорошо ебешь баба. Русский мужик не хочет ебать, Малик будет ебать.

Произнеся эту монументальную речь, здоровяк улегся на кровать, хозяйством прям перед Марининым лицом:

- Давай, хуем рот заткни, соседей разбудишь!

- Да, да, хочу, давай! – задыхаясь простонала, раскрасневшаяся от удовольствия Марина.

                                                                                                                 …..

Жена приехала, как было условлено, к вечеру следующего дня. На ее звонки, с утра, не отвечал. Боялся, не выдержишь, взорвешься. Обида, ярость, внезапно сменялись приступами мгновенного возбуждения, стоило вспомнить, мелькающие в памяти, картинки. Забывшись на рассвете с опустошенной душой и яйцами, ты так и не принял решения.

Марина встревоженно, с порога, вглядывалась в твое нахмуренное лицо:

- Что случилось, почему весь день не брал трубку? Разве так можно?

Ты медленно подошел, принял у растерянной жены сумку, опустил ее на пол:

- Как так, вот так? – пощечина разорвала секундную тишину, - Или так?

Сорванное с плеч Марины пальто полетело в угол комнаты.

- А так можно? – рванул за ворот блузки, пуговицы с жалобным стуком, посыпались на пол.

Грудь жены выпала наружу. На нежной коже предательски виднелись следы чужих пальцев. Увидев, куда направлен твой взгляд, она все поняла.

- Но больше всего мне теперь нравится вот так!

Схватив Марину за горло, прижал ее лицом к стене. Не выпуская, свободной рукой,  задрал юбку, сорвал трусики. Закрыл на мгновение глаза, вспомнил ее первый грех, вчерашний, страстный отсос. Застонал, с размаху загоняя член, в тугой, неразработанный анус. Жена забилась, вскрикнула и покорно обмякла.

                                                                                                                      …….

А через девять месяцев у вас родился чудесный, белокурый малыш, с немного горбатым носиком. Крестной была Инга, недавно закончившая курс лечения от трихомоноза. Также, на празднике присутствовали новые друзья - Ваха, Малик  и Шамиль. Муж Инги, был захвачен в плен сомалийскими пиратами. В Россию он так и не вернулся, предпочтя  рабство, нежели брак с проституткой.

Марина - olia.mishenko2013
00:00 / 00:00
                        live:olia.mishenko1985           ДЛЯ ЛИЦ старше 18 ти

ВСЕ МАТЕРИАЛЫ САЙТА ЯВЛЯЮТСЯ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТЬЮ live:olia.mishenko1985

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now