КРОССДРЕССОР

ВСЕМ ПРИВЕТ. НАКРОПАЛА РАССКАЗИК НА ЗАКАЗ. ДОЛГО ОН У МЕНЯ НА ДИСКЕ ХРАНИЛСЯ, ВОТ, РЕШИЛА ВЫЛОЖИТЬ)))

Я с порога поняла, что он все знает. Оно и лучше. Надоело каждый раз придумывать отговорки. Меньше головной боли. Все и одним махом. Или принимает действительность или переезжает на мамин диван.

- Нам надо поговорить!

- Да, зайка. Надо и давно. – сажусь, вытягиваю уставшие ноги. Сегодня довелось славно попрыгать. Так дальше пойдет - придется, хоть иногда, звать Маришу в помощь, эти абреки меня разорвут. Но до чего же хорошо. Сейчас бы ванну горячую. Наблюдаю за своим из-под ресниц. Напыжился, как бычок на корриде. Ну, ничего, пусть пару минут поиграет в «папу».

- Я сегодня был у тебя на работе!

- И?

- Оказывается, ты там не работаешь. Уже давно.

- Зайка, если ты все знаешь..

- Не зайка!– муж срывается на режущий ухо, бабский визг, - Не зайка, не сметь! Отвечай мне. Где ты пропадаешь целыми днями.

Он подбежал, склонился. Я смотрела в его раззявленный, брызжущий слюной рот и во мне тихонько закипала ненависть. Все, хватит! Толкнула его в плечи. У тюфяка даже не хватило ловкости удержать равновесие. С точностью баскетбольного мяча он угодил в кресло. Теперь мой каблук, в области гениталий, вернее там, где они находятся у настоящих мужиков, прочно удерживал его на месте.

- А теперь ты меня послушай, З А Й К А! – медленно, по слогам отчеканила я последнее слово, - Герой, ты мой диванный. Где была твоя храбрость, когда ты разбил тачку смотрящего за районом и тебе дали три дня на рассчитаться.  Или ты забыл, как вот здесь, на этом самом месте, заламывал руки и обещал покончить с собой, что бы смыть долг. Но ты бы никогда не сделал этого. Ты трус. Тебе проще было поверить в мои уговоры, продадим квартиру, рассчитаемся. А потом свалить к мамочке под предлогом, мол, меня они не тронут. А они тронули. Вот здесь, в этой самой комнате. Когда отработала дырками всей приехавшей чурбанлядии. Всеми дырками. Даже той, в которой ты никогда не бывал и не будешь.

Теперь уже я разошлась вовсю:

- А знаешь, З А Й К А, когда ты нашел в себе мужество появится, прошло время, и тебя пальцем не тронули, ты решил, что сработал твой жалкий писк по поводу полиции. Даже друзьям хвастал, я тут смотрящих припугнул. Да кто тебя, такого чмошника, может испугаться? Нееет, спасла тебя вот эта вот самая кровать, залитая их спермой, которая хреначила из всех моих дыр. Ну, тебе же и в голову не мог прийти такой расклад! Ты сам себе не верил. Ты делал вид, что веришь. Ведь так?

Я надавила каблуком, с силой, без жалости, не для того чтобы причинить боль, просто захотела увидеть его глаза, безропотного, загнанного кролика. Видимо,  переборщила. Там уже и слезки показались, но он даже не заскулил. Моя злость вдруг исчезла. Наступила пустота. Я вдруг явственно, вновь, пережила события той ночи. Конечно, все было не столь трагично, как в моем рассказе. Я уже почти засыпала, когда ворвались они. Сколько их было? Шестеро? Семеро? Испугалась, сильно испугалась. Однако, было в том и нечто другое. Извечное желание быть распятой, растоптанной, покорится неизбежной силе. В какой-то момент, вдруг, поняла, что с интересом рассматриваю этих сильных, накаченных самцов и сама ловлю их жадные взгляды, на своем полуголом теле. Они бы не сделали мне ничего плохого, они искали его. Но, случилось то, что случилось. Еще долго, день за днем, вспоминая ту ночь, понимала – это лучшая ночь в моей жизни.

Я оставила муженька трястись в кресле, сама опустилась на кровать. Смотрю на него, самый натуральный кролик, а я? А я змея!

- У нас появились деньги. Много денег. Неделю назад ты даже ездил в салон, выбирал машину, настоящую машину, а не тот металлолом, который достался тебе от папашки, папашке от деда, а деду от отступающих частей вермахта. Почему, ни разу, ты не спросил, откуда у нас появились деньги?

- Ты сказала, тебе дали прибавку.

- Прибавку в 1000 процентов? Ты дебил? Нет, ты реально, дебил!

Он пошевелился:

- Что мы будем делать дальше?

- Мы!!! – я откровенно расхохоталась, - Не знаю. Я буду работать администратором в салоне Даура, а ты? Катись на все четыре стороны. И да, не вздумай заикнуться про раздел квартиры.  Я слышала, копать самому себе яму на пустыре, вид спорта увлекательный, но травмоопасный.

- Я могу остаться на эту ночь?

- Делай что хочешь,  мне плевать! – впрочем, я знала, никуда этот слизень не уйдет.

- Прости, я не знал, какие муки ты пережила!

- Муки!?  Да ты издеваешься! - я приподнялась на локте, - После твоих два раза по полторы минуты, я хоть узнала, что такое настоящий секс. Пять лет терпеть тебя в постели. Боже, какая же я была дура, что не изменила тебе на второй день после свадьбы.

Уже выходя из комнаты,  муж замялся на пороге:

- Меня сегодня уволили.

Я застонала, закрыв лицо ладонями:

- Уйдии!

…..

Три дня мы почти не виделись. Я  все время, проводила в салоне, заезжая домой только за шмотками. Как и предполагала, он никуда не съехал. При встрече старался не показываться на глаза. В квартире было чисто, даже приготовлена еда. Сегодня взяла выходной. Последняя неделя меня вымотала. Заведение Даура набирало популярность. Клиентов прибавлялось. В основном из их круга. Кавказцы, крупные торговцы, владельцы магазинов, баров. У нас им нравилось. Отбор девочек был строгий. Длинноногие, не потасканные студентки, соблазненные большой денежкой, вербовщиками прямо в коридорах вузов. Вечерняя работа давала им возможность выбраться из обшарпанных общаг, прилично выглядеть,  не дожидаясь копеечных подачек из родной деревни. Были и мажорки, для которых, продавать себя стало, просто, физической необходимостью, таким себе,  сексуальным фетишем. Меня Даур сделал администратором. Работать с клиентами не позволял. Оставляя для себя и близких друзей. Хотя, даже среди девятнадцатилетних мокрописек я, в свои двадцать шесть, пользовалась вниманием. Под утро, когда заведение пустело, они собирались тесной компанией на ужин. Обговаривали дела. Обслуживать их было исключительно моей обязанностью. Иногда хозяин заставлял делать это абсолютно голой, иногда разряженной словно кукла. Он будто хвастался мною перед друзьями, как ценным предметом интерьера. Вчера, он  раздел меня перед гостями, предложив всем, собственноручно убедится в упругости и идеальных округлостях моего тела, а после заставил залезть под стол  и отсосать каждому из них. Присутствующие были довольны подобной щедростью со стороны босса. Оставшись наедине, он около часа драл меня на биллиардном столе, вслух размышляя о том, почему русские шлюхи любят хуи горцев, а не вялые отростки их белых мужей:

- У твоего мужа тоже большой, отвечай!

Я, вцепившись пальцами в бархатную поверхность, изнывая под напором ворочающегося во мне поршня, простонала:

- О-о-о, Даурчик, о чем ты говоришь. У него, совсем, малюсенький!  О,  да, давай, еще!

- Какой малюсенький? Назови.

- Совсем, малюсенький. Вот такой. –  я отогнула мизинчик.

Хозяин довольно улыбнулся, не прекращая таранить мою хлюпающую дырочку:

- Совсем плохо, русским шлюхам. А, мой, тебе нравится?

- Очень нравится. Он такой огромный и изогнутый.

- Сосать нравиться?

- Да-аа!

- А в жопу нравится?

- Даурчик, зайка, мне с тобой везде нравится. Только не останавливайся!

- Хватит тебе пока. –  тяжело отдуваясь он сел на диван, - Иди, соси. После я тебя в жопу ебать буду.

Помолчав, он, вдруг, задал неожиданный вопрос:

- Где твой муж работает?

Не вынимая изо рта член, действительно радующих размеров, весь покрытый слизью, я только отрицательно замотала головой.

- Не работает? – возмутился хозяин, - Совсем ишак. Жена работает, а он нет. Скажи ему, будет у меня работать. И смотреть, как я его жену ебу!

Довольный своей идеей, он звонко хлопнул меня по заднице ладошкой:

- Ложись животом на стол, сейчас я твой жопа рвать буду!

…..

Сидит, уставившись в рабочий стол на мониторе. Услышал меня, успел свернуть игрушку. Представляю, как противники сейчас разносят его беззащитно замерший танк. Щелкнула мышкой. А вот это нечто новенькое!

- Гей порно? Слава, иногда мне кажется, что ты достиг своего дна, но потом тебе обязательно стучат снизу. Скажи мне, это нормальное занятие для тридцатилетнего мужика?

Глаза опустил, не смотрит:

- А что мне делать?

- Ну, уж точно не сидеть и дрочить на жухающихся мужиков, в то время как другие обеспечивают семьи. Мы же еще семья, ты не забыл?

- Я ищу работу.

- На «Brazzers»? В общем,  слушай, завтра поедешь, оформишь машину, начнешь работать. Будешь развозить девочек и клиентов. С Дауром я договорилась. Не затягивай процесс, пока я не ввела против тебя санкции похлеще, чем конгресс США. Информация принята? Не слышу!?

- Да, а деньги? У нас….у тебя, только половина.

- Вторая половина в сейфе. Код – день рождение моей мамы.

- Это…?

- Что?!

- Я помню мамин день рождение.

- Чудненько. Я приму ванну. Бутылку сухого и сыр.

…..

 Революция получилась бескровной. Все ветви власти в руках. Массы не ропщут. Размышляла, нежась в горячей ванне. Другого мужа мне и самой не нужно. Этот будет бегать по струнке, пока я жить в свое удовольствие. Эх, мужика бы сейчас! В дверь постучали. При виде мужа с разносом, едва не прыснула от смеха. Сдержалась, не будем выходить из роли.

- Оленька, что-то еще?

Я поднимаю из воды ногу. Любуюсь ее безупречной длиной и линиями мышц. Он осторожно, будто ожидая гневного окрика, приближается. Едва касаясь, берет покрытую пеной ступню в ладони, целует:

- Оленька, любимая, прости меня. Только не прогоняй. Сделаю все, что ты скажешь.

- Целуй!

Его губы нежно скользят по коже до самой кромки воды. Не останови его я, он, в порыве, так бы и погиб смертью подводника.

- Достань свой член.

Муж, в преждевременной радости, сдергивает брюки. Брезгливо беру кончиками пальчиков его стручок:

- Может, и в самом деле, увеличить его? Смотреть без слез нельзя.

После этих слов пенис сморщивается еще больше, до размера наперстка.

- Уходи!

Он поворачивается к двери. Вижу, как подрагивают его плечи. Неужели плачет?

…..

Сегодня Даур ужинает в тесном семейном кругу. С тремя братьями. Настроение у них хорошее. Шутят, балагурят. От их жадных пальцев у меня вся попа в синяках. Хозяин приходит на помощь:

- Оставьте ее в покое. Иди ко мне красавица, садись на колени.

В дверь просовывается рыженькая мордочка. Это новенькая. Работает на побегушках. Даур не пускает ее в дело, пока сам не попробует.

- Там водитель вернулся. Спрашивает, что ему дальше делать?

Хозяин кивает:

- Пусть, заходит. Я ему сам объясню.

Увидев меня сидящую на коленках, в обнимку, Слава побледнел.

- Чего ты там топчешься, дорогой? Иди к нам. – Даур разыгрывает простодушное удивление,

- А-аа, это жена твоя! Извини,  дорогой. Я не нарочно. Знал бы ты,  как я ее берегу, и все мои друзья тоже, и братья.

Раздается дружный хохот.

- Не ревнуй. Мы же одна семья. Ты своей жене лижешь между ног?

Слава молчит. Представляю, что сейчас творится в его душе. Даур повторяет вопрос, уже с угрозой в голосе.

- Да, лижу! – выдавливает из себя муж.

- Значит, сосешь у нас всех. Ты нам как родной.

Новый взрыв веселья.

- Зачем обижаешься? - вступает в беседу младший брат, - Ты ее ебать не хотел. Пришлось нам за тебя работать. Получается , еще и должен.

Слава, с багровым лицом, переминается с ноги на ногу:

- Я могу быть свободен?

- А жена? Опять нам оставишь? Что ж ты за мужик такой? Ольга, зачем тебе такой муж? Может он баба?

И тут мне в голову приходит шальная мысль: отомстить за все потерянные пять лет молодости. Я обвиваю шею хозяина руками, лукаво посматриваю на присутствующих:

- Так,  вы и проверите.

- О, да! – раздаются аплодисменты, - Молодец, хорошо сказала!

Даур, легонько сталкивает меня:

- Раздевай жену! – командует он.

Животный страх парализовал волю мужа. Под оскорбительные замечания, он долго возится с молнией на узком платье. Справившись, тянет его не в ту сторону, вызывая новый поток насмешек. Случись чудо, бросься он в ту секунду, с голыми руками на обидчиков, на кулаки или нож, и мы бы ушли из заведения вдвоём, навсегда, позабыв постельные обиды прошлой жизни. Но, он опущено стоит, комкая нежный шелк.

- Трусы с нее снимай.  –  следует новая команда.

Слава, падает на колени, будто перед ним, не полуголая жена и толпа абреков, а  митрополит всея Руси. Потными, дрожащими ручонками стягивает с меня тонюсенькие стринги. Я толкаю его ногой в грудь. Муж заваливается на пол, оставаясь лежать недвижимым, только хватая губами воздух.

- Ольга, не видишь что ли, он пить хочет. Напои его.

Я уже давно поняла, тема «золотого дождя» нравится Дауру, правда, он это скрывает. Но, наедине, занимаясь со мной сексом в сауне или душе, все чаще поливает мое лицо и тело мочой, а недавно попросил меня пописать на него. Я, конечно же, помалкиваю, не распространяюсь о секс-прихотях хозяина. Приседаю над Славой, зажимаю его нос. Мои набухшие половые губки почти касаются его рта. Он зажмуривается, несколькими судорожными глотками, послушно выпивает все. За столом затаили дыхание. Для них, выросших в других понятиях, такое поведение мужчины - верх дикости.

- Он баба. – заключает Даур после, - Зачем тогда одевался как мужик? Ольга, отдай ему свою одежду, я тебе новую куплю. А ты, баба,  не валяйся, а переодевайся скорее. Жена тебе поможет.

Странно, однако, в женском платье и, нанесенном мною, макияже Слава выглядит гораздо лучше, чем в натуральном обличии. Как я раньше не замечала, сколь женственно его лицо? Пусть платье трещит на нем по швам, а сам он еле балансирует на каблуках, будь потемнее сейчас,  от располневшей для своих тряпок дамы, его фиг отличишь. Горцы в восторге от забавы.

- Ольга, у тебя красивая подружка! – с места кричит хозяин, он уже просто устал смеяться, - Если ее жопа лучше твоей, придется вам поменяться работами!

- Нет, Даурчик, лучше моей попки нет. Разве ты забыл?

- Сейчас мы все вспомним! – братья тянут меня на диван, сразу грубо ставят раком. Впрочем, когда они это делали нежно и когда мне это не нравилось?

Даур, растягивает брюки, я принимаю его член в рот, где он сразу набухает, мешая дышать. Хозяин берет меня за волосы, так, что наворачиваются слезы, ритмично начинает сношать. Братьям достается тыл. Они становятся полукругом сзади. Я чувствую бархатистую плоть пенисов, касающихся кожи. Вот первый, крепко взяв за бедра, вонзается в мою нежную плоть, даже не смочив слюной. Мне немного больно. Я мотаю головой. Тот, который, присев, безжалостно мнет грудь и соски, замечает вслух:

- Совсем сухая сегодня. Надо помочь. Отойди, брат. А ты иди сюда. Девки две, а работает одна. Нехорошо. Будешь помогать подруге!

Наконец, в муже просыпается нечто, вроде достоинства. Я слышу сзади шум борьбы. Его, насильно подтаскивают, ставят на колени:

- Соси, шлюха!

Отображение в зеркале дает мне полную картину происходящего. Вначале, его тупо насилуют, чередуя нас по очереди. Они забавляются. Вытаскивая из меня стволы, засовывают ему в рот, стучат обрезанными головками по лицу. Однако, вскоре, я наблюдаю, как меняется выражение лица мужа. Исчезает выражение ужаса. Он уже сам, кончиком языка, тянется к моей киске, облизывая ее и поршень, скользящий в ней. Пытается заглатывать пенисы, как можно глубже. Малый опыт, с лихвой, компенсируется искренним желанием. Вот тебе и тлетворное влияние порно на неокрепшие умы. Столько лет жила с гетеросексуалом, а вон оказывается,  как жизнь повернулась. Странно, вид сосущего мужа меня саму дико заводит. Если бы не легкий налет ревности,  за то, что парни больше увлечены его ртом, нежели моими дырочками, я бы давно кончила. Наконец, первый взрывается внутри меня. Я ощущаю, горячий поток, толчками, заполняющий лоно.

- Хорошо! – довольно заявляет, тот, что кончил, отваливаясь от меня, - Теперь, тебе надо все, до чиста вылизать, чтобы братьям было приятно там.

Славу упрашивать не надо. Он, с поспешной жадностью, приникает губами к моему, раскрытому лону, буквально, высасывая из него сперму и тщательно вылизывая, то, что успело тоненькими струйками сбежать по бедрам.

- Какой молодец! – улыбается Даур, спуская мне в рот. – Дай попробовать ему мою.

Я поворачиваюсь, распахиваю объятия. Муж, на коленях, ползет ко мне. Нежно обнимаю его, поцелуем делясь глотком драгоценной влаги.

Через несколько часов, я едва держусь на ногах. Внизу живот все горит, но хозяину мало. Спровадив братьев, Даур, сыто развалившись на кровати, позволяет мужу воспользоваться остатками пира плоти. Его забавляет вид  сморщенного членика, выпадающего из меня при каждом движении.

- Нет, ты не заслуживаешь такой жены. – резюмирует он, - Запрещаю тебе касаться ее.

Муж облегченно вздыхает, отползая в угол. Там, хозяином, ему назначено спать. Даур давно храпит, я и сама готова провалиться в приятную дрему. В последнее мгновение замечаю - муж украдкой онанирует в мои трусики. И член у него совсем не вялый.

                        live:olia.mishenko1985           ДЛЯ ЛИЦ старше 18 ти

ВСЕ МАТЕРИАЛЫ САЙТА ЯВЛЯЮТСЯ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТЬЮ live:olia.mishenko1985

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now