ВСЕ ЛЮБЯТ МАМОЧЕК Ч.1

 Вчера отпраздновала два месяца бичевания по друзьям и знакомым. Кочевая жизнь - занятие малоприятное, лишающее личного пространства, времени, прочих чудных опций отдельного проживания. Ибо, как сам понимаешь, кто приютил, миской жиденькой похлебки угостил, тот бездомную бродяжку и попользовал. Если хочешь испортить свою жизнь, не надо вступать в брак. Достаточно начать ремонт в квартире. Теперь, ночами, во снах, я вижу не хитросплетение мужских членов в своем организме, а поездку за гипсокартонном в «Петрович».

Недавно, к моим добрым хозяевам, приехал, на каникулы, сын. Нагловатый, симпатичный молокосос, пидарковатой наружности. Впрочем, сейчас это называется – метросексуал, недаром, что из Мааасквы.

Поселили его по соседству, за стенкой. Мне это никак не мешало. Видела соседа крайне редко. Отпочивав, по-богатырски, до обеда, он испарялся на папкиной машине, появляясь уже тогда, когда спала я.

Но, в одну из ночей, напала бессонница. Лежала, смотрела на медленно колышущуюся крону дерева за окном. Обдумывая теорию субстрактности кривизны Гаусса, пришла к мысли, что неплохо бы сейчас и мужика. Да разогнать патриархальную тишину скрипом кровати. За дверью послышались шаги. Вначале мужские, затем прошлепали женские ножки. Вместо скрипа, патриархальный покой нарушил громкий шёпот:

- Т-сс, т-сс, тише ты, разбудишь!

Разыгрывалась ситуация, когда сильно выпившие люди стараются не разбудить сильно трезвых, создавая при этом шума больше, чем цирковой медведь, обученный игре на барабане.

В детстве я такого видела. Его представление закончилось, но он никак не желал расстаться с инструментом. Тогда, вместо клетки, его вывели на задний двор цирка. Косолапый сидел на солнышке, улыбался и лупил в свой барабан. Возможно, в тот момент, он видел, как вернется в родной лес вместе с ним. Встретит подруг детства. Возьмет в лапы палочки и забабахает им гимн России. Медведицы рухнут к его ногам срубленными елями, а медведи самцы начнут носить ему мед и вкусные части тел пасечников.

Шабаш за дверью переместился в комнату. А слышимость там такая, что когда мальчик Эдуард, во сне, переворачивается к стенке, кажется, что он спит у меня на плече. Юный женский голос спросил:

- Кто там?

- Ольга, она на лето к родителям переехала – ответил Эдуард.

- А-аа, та тетка, которую я на пляже видела.

«Вот, проститутка малолетняя» - оскорбилась я за «тетку», до самых темных уголков души. Разговор сменился шуршанием одежды. Подсматривать в замочную скважину, равно и подслушивать, интересно в любом возрасте. Мгновенно забыв обиду, я тут же перестроилась, как бы написала Эрика Джеймс, сыграть серенаду страсти на струнах чувственной плоти, помастурбировать, в общем. В юности занималась этим в самых невероятных позах. Сейчас, присыпанная перхотью мудрости, предпочитаю классику, на спине.

За стеной ожила кровать. Отлично! «Он сказал - поехали» … Но!? Никто никуда ехать не собирался. Вместо стонов, чмоканья губ на члене, хлюпанья киски, там творилась какая-то чертовщина. Словно парочка не трахалась, а занималась греко-римской борьбой. Захотелось постучать и спросить: «Алло, народ, вас ждать или как?».

Наконец, броски с переворотами, прервало насмешливое женское:

- Доди, ты что, прикалываешься? Сделай с ним что-нибудь!

От презрительного «Доди» за версту несло пейсами. Похоже, сосательно-говорительный аппарат у девушки был связан с мозгом только челюстью, без присутствия нейронных связей. Мало того, что за десять минут, она умудрилась оскорбить двух хороших людей, так сейчас ей в голову не приходило, что рот можно использовать как-то иначе.

В жизни каждого ствола случаются осечки. Даже коллекционные экземпляры порноактеров дают сбой. Выпил лишка, переволновался, день не сложился или барышня попалась такая страшная, хоть экзорциста вызывай. Я никогда не верила в импотенцию, ни  постоянную, ни  случайную. Памятуя слова одной  многоопытной дамы, владелицы борделя – не бывает слабых мужиков, есть дерьмовые шлюхи.

Тем временем, на ложе страсти, продолжала разыгрываться трагедия. Судя по усердному сопению, Доди яростно надрачивал член под язвительный троллинг подруги, который, явно не усиливал приток крови к чувствительному органу. В тот момент я, с горечью, подумала: вот из-за таких вот блядей, чей максимум надувать свисток  в истаграмме, половина славных парней трясет жопами на гей-парадах.

                                                                                                                     …..

Следующий день выдался солнечным. Эдуард притащился ко мне на пляж, разговаривая по сотовому:

- Да, бро, конечно. Ты бы сомневался. Отарабанил по полной. Утром еле собралась, ноги судорогой сводило. Не, я сам, ниче так. Еще бы одну уработал.

Пережив вместе с ним каждое мгновение вчерашнего позора, я сейчас не понимала, в какой из них девушку свела судорога? Когда она ржала?

- Надо будет еще с той рыженькой затусить. – не унимался парень.

Я оторвала глаза от красивого лодочника:

- Что бы еще раз эпично обосраться?

Да, согласна, поступила как сука. Ну, и у него не крупицы совести. А третий закон Ньютона еще никто не отменял. Эдуард, ошарашенный, прикрыл ладонью микрофон. Он понял – я все слышала.

                                                                                                                    …..

После ужина сидела в кроватке, переписываясь с кем-то в чате. В доме не спали, перейти к более оживленному общению не могла. Раздался стук в дверь. На пороге Эдуард. Всегда умилялась людям, которые после стука, не дождавшись приглашения, сразу вламываются. В руках юноши бутылка рома, рюмки, букет полевых цветов. Запахло сеновалом и развратом на лоне сельских пейзажей. Без долгих предисловий, он, будто Матросов на амбразуру, кинулся оправдываться:

- Оль, там все не так. Она сама …

И, минут на тридцать - как ему важны отношения и душа девушки. Как он не может спать с ними, они пусты и эгоистичны. И далее, далее, далее, всю ту ересь, которой оправдывают нестояк.

В целом,  я была с ним согласна. Только жилетка для слез осталась на складе вещей. Да личный опыт, из милой, отзывчивой девчушки, уже давно, превратил меня в Шапокляк. Женщину черствую, циничную, видящую в помощи людям  лишний геморрой.  Отложила в сторону ноутбук, прервала на полуслове:

- Мне это все зачем знать?

Парень растерялся:

- Да, не знаю. Просто, поговорить с кем-то хотел. Видишь ли, не могу понять, в чем дело? Когда один - все ок, только …  И так постоянно!

- Ты что, девственник?

Он покачал головой, но так неуверенно:

- Мне вообще другие нравятся, постарше, вот ты, например. Только к тебе хрен подступишься. Ходишь вся такая важная, ни поболтать, ни пригласить.

Узнав о производимом впечатлении, была немало удивлена. Обычно, перед красивыми да смелыми моя крепость сдавалась быстрее, чем французы перед вермахтом. В комплимент записать или в оскорбление? На всякий случай обиделась:

- Да, да котенок. Я знаю, все любят постарше, все любят мамочек. Только ты не по адресу. Баюкать и вытирать сопли – это не ко мне. Иди с папой поговори о подростковых страхах или, там, в центр социально-психологической помощи звякни. Они помогут.

Эдуард тихо встал, молча взял бутылку, вышел. Дверью не хлопнул, прикрыл осторожно.

Я вернулась к чату, испытывая дискомфорт в душе. Ближе к ночи, совесть разбушевалась до не могу.  Парнишка поделится бедой, а я ему жабью пупырчатость в ответ. В трусиках, только майку натянула, выскользнула из комнаты. Без всяких там задних мыслей. И какие мысли могли быть, он же совсем еще мальчик. А то, что в одном белье, так мой купальник гораздо откровенней.

Постучала. Тишина. Решила проверить, мало ли. Эдуард, с ноутбуком в одной руке, с возбужденным членом - в другой, в наушниках, уж никак не мог слышать стука. Все, Олька, вот ты его и добила, вчера не встал, сегодня за онанизмом чужая тетя спалила – пронеслось в голове.

- Что смотришь? – это самый оригинальный вопрос, которым я смогла разродиться, не на Навального же у него колом, хотя ...

Эдуард вынул наушники, развернул гаджет. На экране, в белый туннель, постройки семидесятых, весьма заросший, въезжал длинный черный поезд. Ну, прям, очень длинный,  такой себе, покрытый слизью товарняк.

- Все мамочками любуешься? А я сейчас Лолу Тейлор полюбила, хорошая девочка, ролики классные, хочешь, поставлю?

Эдуард хотел умереть со стыда. Его глаза молили: выйди, выйди отсюда, Христа ради.

Я бы и сама была рада, да не могла сообразить, как смазать ситуацию в ничего не значащую шутку. Мол, ничего не видела, ничего не слышала и вообще, дрочить полезно. Беспокоил, еще, его член. Он стоял. Это было нелогично. Обычно, у мужиков падает, окажись они в неловкой ситуации. А этот, упруго вверх, как цены на АЗС.

Эдуард проследил за направлением взгляда. Пожал плечами, виновато, вроде, что я могу поделать, после хрипло, неловко спросил:

- А ты играешь с собой?

Большой опыт общения с мужским полом подсказал дальнейшее. Я присела в кресло. Одну ножку вытянула на край его кровати:

- Да, уж не обижаю себя.

Парень улыбнулся:

- Часто?

- Раз пять, шесть в день. Как получится. Если меньше, чувствую себя плохо.

- Серьезно? Я думал, я - чемпион.

- Не льсти себе.

- А на что, на порнушку? – его рука коснулась члена.

Моя, легла поверх трусиков:

- Мне есть, что вспомнить, но и на порнушку тоже.

Рука двинулась по стволу, вверх-вниз, робко, спрашивая разрешения.

Мои пальчики одобряюще проникли под ткань белья. Я пристально смотрела в его расширяющиеся зрачки. Эдуард плотно сжал член, не отводя глаз от действа.

- У тебя много мужчин было?

- Достаточно.

- А несколько сразу?

- И двое, и больше.

Парень замер.

- Не останавливайся!

- Что? – прозвучавшее в форме приказа выдернуло его из богомерзких фантазий.

Резко поднявшись, с размаху, звонко, шлепнула ладошкой по лицу:

- Я сказала, не останавливайся! Продолжай. Быстрее!

Парень взорвался в восторге, заработав рукой на члене. Я откинулась на спинку кресла:

- Вот, так. Только не вздумай кончить, пока не разрешу.

- Хорошо, хорошо! – поспешно ответил он.

С пощечиной угадала. Больше всего, сейчас, ему хотелось чувствовать себя маленьким мальчиком, который просто обязан быть послушным. Пальчиками ноги коснулась отвисших яичек. Надавила, отпустила, надавила сильнее. Временами чередовала, зажимала кожу мошонки,  оттягивая ее на себя.

- Да, вот так, еще, можно сильнее!

- Заткнулся и работай.

- Как скажешь, как скажешь.

- Покажи мамочке, что ты можешь. Такой взрослый и большой. Даже не ожидала. Хочу видеть, как ты это делаешь.

- Да, сейчас, сейчас. – Эдуард заработал кулаком так, что я вспомнила случай, когда порвала любовнику уздечку.

В преддверии финала, оттолкнула его руку. Большим пальчиком ноги закрыла отверстие канала. Ступней другой заскользила по горячему стволу. Сперма, не найдя выхода, раздула головку. Увидев молящие глаза парня, я освободила его. Без фонтанирующих толчков, струя просто вытекла наружу.

- Поздравляю, у тебя случилось с женщиной!

Он тяжело дышал:

- Ты сумасшедшая! Никогда такое не представлял, но это было - бомба! – помня, что боюсь щекотки, он погладил мою лодыжку, - Даже не знаю, считается это сексом или я все еще девственник.

- Тетя Оля касалась тебя, значит считается.

Эдуард медленно крался по ноге вверх:

- Хочешь, поиграем в эту игру?

- Зайка, в эту я уже наигралась.

Единственным оправданием дальнейшего помутнения рассудка, я бы назвала запах его спермы. Он буквально разрывал мозг. Не раздеваясь, расположилась над членом, отодвинула в сторону трусики. Головкой, с которой еще вытекали капельки семени, провела между губ киски. Презерватив не надевала. Вряд ли можно заразиться от девственника дурной болезнью, не на  «Pornhub» же он ее подхватил, а залететь в те дни я не боялась.

   

«Молодые отроки столь ретивы!» Здесь я согласна. Неискушенные,  непресыщенные, готовые трахаться сколько угодно и где угодно. Лишь бы не вынимать член из вагины. Им не нужен костюм медсестры, наручники, анал и секс в позе «бобер в листьях сакуры», как гражданам повидавшим. Их восхищает секс, в контексте простого трения.

Хорошо, если я поспала два часа. Эдуард, разбудив, потащил на озеро. На пляже были люди, пришлось взять лодку и заниматься любовью в ней, рискуя утопиться. Потом засадили пару заноз в филейные части в  ближайшем лесочке. Назад возвращались через папин подземный гараж. Чувствуя усталость и легкую дрожь в ногах, еле доползла до душа. Между ног горело. Не успела смыть его следы с тела, как Эдуард ворвался и туда.

Да, нет техники и размерчик средненький, но сняться в рекламе батареек «Energizer» парень заслужил. Ночью он пробрался ко мне вновь. Перед тем как провалиться в сон попросила  уйти в свою комнату.

Проснулись рядышком. Мама Эдуарда пристально смотрела на нас:

- Оль, мы в город собрались, если тебе надо …

                                                                                                                          …..

Закрылась на замок от юного любовника. Притомил он меня. Сижу, пью кофе, думаю: выгнать на улицу, конечно, не выгонят, а вот репутация в клочья! Да, и черт с ней! Все равно я планировала прожить жизнь так, чтобы в конце было чуточку стыдно))))

                        live:olia.mishenko1985           ДЛЯ ЛИЦ старше 18 ти

ВСЕ МАТЕРИАЛЫ САЙТА ЯВЛЯЮТСЯ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТЬЮ live:olia.mishenko1985

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now